Мясо для казановы

СЛАДКОЕ МЯСО ДЛЯ КАЗАНОВЫ Итальянский писатель XVIII ве­ка Ажованни Ажакомо Казанова благодаря своим любовным по­хождениям прославился на весь мир. Но в чем же секрет его ус­пеха у женщин? Быть может, в особом питании? Свой среди чужих… Граф Вальдштейн редко наве­дывался в свой замок Аукс: в провинции мало поводов для раз­влечений. Но временами, пригла­сив приятелей, он с удовольстви­ем проводил там пару дней. Уст­раивался пир, и собравшихся те­шил байками 70-летний старик, нанятый графом разбирать биб­лиотеку. За глаза гости подсмеи­вались над его сладострастными приключениями, но слушать обо­жали. Принц де Линь так ото­звался о библиотекаре: “Посколь­ку он уже не мог быть господом в райских садах, он стал волком за обеденным столом”.

Мясо для казановы

К приезду знатных господ в замке Аукс готовились заранее. Свежеиспеченный хлеб наполнял дом запахом муки и меда. Из по­гребов доставали копченую вет­чину, паштеты и благородные ви­на. Журавля в сливовом соке и пирогов с цаплей, конечно, не подавали, зато готовили вполне сносные блюда из домашней пти­цы. При кухне выращивали пуля­рок – особым образом выкармли­ваемых мясных кур. Тушку разре­зали на четыре части и тушили в масле; куски раскладывали на блюде вместе с жареными белы­ми грибами, сочными яблоками с вырезанными сердцевинками и поливали соусом. Пулярок также мариновали и обжаривали по старинке на вер­теле, а молодых кур драпировали пелериной из свиного сала… Казанова знал, что слишком жирная и обильная пища не спо­собствует любовным наслаждени­ям, но, поскольку теперь он по­лучал удовольствие лишь от еды, то ждал гостей с нетерпением. Он ценил хорошую кухню, а слу­ги в отсутствие хозяина нарочно подавали ему пересоленный суп или сожженные макароны. Даже яйца и те умудрялись испортить: ведь надо, чтобы желток был твердым, а белок одновременно упругим и мягким, словно ягоди­цы юной девы. Правильно сва­ренный желток, съедаемый еже­дневно натощак, расширяет про­стор фантазии и придает силы в любовных утехах, особенно в со­четании с луком. Еще Плиний Старший писал, что лук даже дряхлых мужей тол­кает в обьятия Венеры. Есть его лучше не сырым, а жареным, иначе и мятные пастилки не ос­вежат поцелуев… В юности ему не требовалось прибегать к стимуляторам. Доста­точно было захватить с собой в спальню к одной или нескольким красоткам блюдо с холодным языком и пару фляжек вина, и ночь пролетала незаметно. Старик отхлебнул темного бур­гундского. При гостях за столом пойдет беседа по-французски, и банда слуг, скрежеща зубами, бу­дет ему прислуживать и подавать тарелки, а не швырять, как кость собаке. А в былые времена… ему благоволили Вольтер и Руссо, его почитали короли и императоры. Когда-нибудь он запишет свои воспоминания…